Чудовищный сексуальный характер мужчин

13.08.2018 0 Автор admin

После нескольких недель откровений о скандалах со злоупотреблениями люди буквально стали неправдоподобными. То, что любой человек может сказать о гендерной политике и как он относится к женщинам, является отдельным явлением и не имеет никакого отношения к друг другу.
Дженерики для потенции продаются в аптеке https://topmen.org с доставкой по России

В этом случае обвинения не противоречат учителю нарушенной географии или мальчику какого-то брата, который не сдерживался в университете в каком-то южном городе. Это обвинения в отношении людей самых разных типов с разной чувствительностью, и единственное, что их объединяет, — это гротескность их сексуальности.

Мужчины приходят в этот момент, чтобы урегулировать крайне неподготовленные счета. Большинство из них ошеломлено реальностью пережитого женщинами опыта. Почти никто из них не заинтересован или не хочет попытаться решить лежащую в основе проблему: обычно уродливую и опасную природу мужского либидо.

На протяжении большей части истории мы принимали как должное скрытую жестокость мужской сексуальности. В 1976 году радикальная феминистка и враг порнографии Андреа Дворкин сказал только секс между мужчиной и женщиной, которая может быть проведена без насилия был секс с вялого пениса: «Я думаю, что люди должны отказаться от их драгоценный эрекции «, — писал он. Широко распространено мнение, что в третьем веке нашей эры. C., великий католический богослов Ориген, который анализировал более или менее тот же принцип, кастрировал себя.

Страх перед мужским либидо был предметом мифов и сказок с начала литературы: что еще, кроме рассказов о Красной Шапочке или замке Синей Бороды? Вампир — древний и мощный человек с ненасытным голодом для свежего мяса. Оборотни — это люди, которые часто теряют контроль над своей животной природой. Вы понимаете идею? Очевидно, есть линия между желанием и ее реализацией, а некоторые пересекают ее, а другие нет. Тем не менее, у всех людей есть линия, которую они могут пересечь. И не будет, пока мы не столкнемся с этой реальностью в целом, что публичные дебаты после Вайнштейна, где сейчас идут мужчины и женщины, больше не будут происходить с места молчания и нечестности.